Жеваго vs Украина: что будет с банком “Финансы и кредит”

Суды объявили банк олигарха неприкосновенным для исполнителей.

Пока банкиры с сожалением смотрят, как в стране один за другим закрываются банки, Константин Жеваго, владелец банка “Финансы и кредит” (“ФиК”), получил для своего финансового учреждения неприкосновенность от Исполнительной службы.

“Финики” — как называют ФПГ Жеваго — получили судебное определение, по которому Исполнительной службе, НБУ и банкам-держателям корсчетов “Финансы и кредит” запрещается арестовывать или принудительно списывать средства на этих счетах. Потом “финики” закрепили этот запрет апелляцией, и в настоящее время, по данным Forbes, проходят кассацию.

Между тем, само судебное определение предъявляется тем украинцам, которые выиграли суды против банка и пытаются вернуть свои вклады.

Уроженец поселка Иультин Магаданской области Константин Жеваго — один из богатейших жителей Украины. В списке Forbes 2015 он занимает 9-е место — благодаря состоянию в $735 млн. Кроме банка, в группу бизнесмена входит ряд крупных предприятий.

Например, Кременчугский автомобильный завод (КрАЗ), получающий военные заказы от государства Украина и увеличивший за прошлый год прибыль на 30%. Или металлургическое предприятие Ferrexpo, главным активом которого является Полтавский ГОК.

Это предприятие котируется на Лондонской фондовой бирже, и буквально на прошлой неделе заявило о продаже своего бразильского бизнеса. За 15,51% пакет акций бразильской Ferrous Resources Жеваго выручил $41,8 млн.

Кроме упомянутых активов, в бизнес-империю Жеваго входят, например, мукачевский завод “Точприбор”, фармацевтическая корпорация “Артериум” и т.д. Одной из основ ФПГ Жеваго является его банк, принадлежащий группе крупнейших.

Банк “Финансы и кредит”, как уже писал Forbes, вместе с отечественной банковской системой переживает не лучшие времена — а может быть, самые плохие времена за всю свою историю. Еще осенью прошлого года учреждение обращалось к регулятору с просьбой о получении рефинансирования. Однако в НБУ в октябре — ноябре 2014 года в средствах банку Жеваго отказывали. В то время ресурс рефинансирования направлялся в банки “Дельта” и “Надра”. Также в НБУ считали, что Жеваго в состоянии докапитализировать свой банк самостоятельно.

С декабря 2014-го — января 2015 года у банка начались проблемы с ликвидностью. Клиенты не могли забрать свои депозиты. Предприятия не могли перевести заработную плату на карты сотрудников, даже если карты оформлены в “ФиК”.

Как ранее писал Forbes, в деньгах банку Жеваго ведомство Гонтаревой отказывало до середины февраля. Считалось, что банк интересен кому-то с точки зрения возможности получить контроль над каким-либо из бизнесов самого Константина Жеваго. В том числе речь шла об интересе к заводу “АвтоКРаЗ” — предприятию, которое работало на оборонку.

16 февраля 2015 года банк наконец-то получил рефинансирование — 700 млн гривен. Как тогда отметил в беседе с Forbes близкий к НБУ источник: “эти деньги могли спасти банк в ноябре 2014 года”. Еще одну линию рефинанса — в 276 млн гривен — учреждению выдали в марте.

Уже в прошлую пятницу банк получил новые “подъемные” — 750 млн гривен стабилизационного кредита от НБУ. Портфель вкладов банка к этому времени уменьшился до 16,5 млрд гривен — против 18,5 млрд гривен в начале года. К июню, по данным Forbes, вкладчики банка выиграли более 400 исков: решения судов предписывали возврат вкладов своим владельцам.

Суды Белоцерковской ТЭЦ

Однако исполнительная служба некоторым из вкладчиков, уже имеющим на руках положительные судебные решения, в исполнении их — то есть, в возврате денег со счетов “ФиК” — отказывает. Дело в том, что еще 28 апреля в силу вступило определение Киевского окружного административного суда по делу №810/1455/15. В этом деле рассматривается иск ЧАО Белоцерковская ТЭЦ к Государственной исполнительной службе Украины. Третьей стороной дела является банк “Финансы и кредит”.

В своем иске Белоцерковская ТЭЦ — напомним сразу, что данный объект принадлежит Константину Жеваго — требует признания противоправными действий по наложению ареста и по исполнению ареста средств банка “Финансы и кредит”.

Привлеченный как третья сторона, банк “ФиК” подал по данному делу ходатайство:

— запретить Исполнительной службе и любым органам — ее правоприобретателям, Национальному банку Украины и его территориальным управлениям, а также — Укрэксимбанку, Правэкс-Банку, Уксоцбанку и Ситибанку — проводить какие-либо действия по наложению/исполнению ареста со счетов “ФиК”, а также запретить любое списание средств со счетов “фиников”.

Судья А.Балаклицкий данное ходатайство удовлетворил, выдав соответствующее

судебное определение.

Опрошенные Forbes юристы считают, что данное определение является беспрецедентным. Вот как характеризует определение партнер адвокатской компании “Кравец и партнеры” Ростислав Кравец: “Данное судебно определение — это полный правовой нигилизм. Оно показывает, насколько вкладчики и заемщики беззащитны перед банками. Потому что есть сотни и тысячи решений судов, по которым банк обязан вернуть вкладчикам деньги. Эти решения должны исполняться. А подобное определение, которое запрещает исполнение решений судов, нарушает основоположные права и защиты граждан, в том числе Конвенцию по защите прав человека. У нас есть ряд клиентов, вкладчиков этого банка, и с понедельника мы присоединимся к кассации”.

Согласно его словам, еще при рассмотрении дела первой инстанцией Национальный банк обязан был остановить процесс. “Я считаю, что и этот судья, и Жеваго должны сидеть на одной скамье подсудимых. Там же должны быть люди из НБУ, которые довели до этой ситуации, и закрыли на нее глаза. Это ярчайший пример того, как банк, который не выполняет нормативы НБУ и свои обязательства, не подпадает под санкции регулятора. Сам же регулятор способствует происходящему с целью украсть как можно больше денег, — подчеркивает Кравец, добавляя: — Национальный банк не мог не знать о том, что происходит”.

Остановить правовую коллизию, по мнению банкиров, должен именно Национальный банк Украины. Сейчас, пока дело проходит высшую инстанцию, НБУ обязан вмешаться в процесс. “Оспаривать кассацию должен Национальный банк Украины. НБУ должен подключиться к делу как еще одна сторона. Так как банковское регулирование осуществляет исключительно НБУ, то и любое судебное регулирование в сфере банков — это больше обман зрения, чем правовая ситуация”, — отмечает экс-заместитель главы Днепропетровской областной государственной администрации Геннадий Корбан.

Банкиры уверены, что Жеваго всеми силами пытается спасти банк — правда, в настоящий момент это спасение реализовывается за счет вкладчиков. Например, источники Forbes уверяют, что при переговорах с некоторыми клиентами банк предлагает дисконт до 50% от суммы вклада — при условии, что остальные средства остаются в учреждении.

Время платить

30 июня подходит крайний срок по докапитализации банков, которые брали на себя такие обязательства по итогам стресс-тестов МВФ. Те, кто не справится с задачей, будут переданы временной администрации и

Фонду гарантирования вкладов. В банке Жеваго уже заявили о готовности увеличить уставный фонд на 1,97 млрд гривен. Впрочем, подобные обещания уже звучали и от Дмитрия Фирташа, акционера банка “Надра”, и от Николая Лагуна, акционера банка “Дельта”. Сейчас оба учреждения выведены с рынка.

Экс-член совета НБУ Василий Горбаль считает, что посредством судебных определений акционеры “юридическими уловками пробуют удержать банк на плаву; если брать по структуре пассивов и баланса, банк подлежит выводу с рынка”.

Горбаль напоминает, что во время кризиса 2008-2009 годов этот банк подлежал рекапитализации, как и остальные проблемные учреждения. Тогда банк “Финансы и кредит” попал в так называемое “семибанкирье” — собрание финансистов, которые осенью 2008 года обещали вкладчикам, что спасут свои банки. Среди них — ликвидированный Укрпромбанк, национализированные “Родовид”, “Киев”, Укргазбанк.

“С того времени суть бизнеса банка не изменилась. Конечно, акционер делает все, чтобы спасти банк от вывода с рынка в кризисный период, — объясняет Василий Горбаль. — Мы можем только аплодировать нашим

судам и юристам. Ирпенский суд заблокировал объединение банков “Киев” и “Укргаз”. Получается, что решением какого-то суда нивелируется постановление Кабинета министров”.

В том числе данным определением суда “финики” перестраховались от последствий ВА: при введении временной администрации, заручившись данным судебным определением, “ФиК” сможет оспаривать действия администратора. Также подобное определение урезает полномочия куратора от НБУ, который работает в банке с февраля.

Еще одной версией судебных “инноваций” “фиников” является попытка защиты собственности от посягательств. Ведь именно этими посягательствами объяснялась ситуация, когда НБУ месяцами задерживал предоставление рефинансирования “ФиК” — а когда банк перестал выполнять обязательства, это рефинансирование нашлось.

В свою очередь, Константин Жеваго от комментариев воздержался. Forbes следит за событиями и готов предоставить господину Жеваго возможность объяснить свою позицию по данному делу.

Банк “Финансы и кредит” — один из последних банков с частным украинским капиталом в группе крупнейших. Кроме него, в первой группе банков-гигантов остались два учреждения украинской негосударственной формы собственности — ПУМБ Рината Ахметова и “Приват” Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова .

Маргарита ОРМОЦАДЗЕ

Источник: www.ukrrudprom.ua

Категория: Кредиты

Похожие статьи: