Теги

что будет с акциями мечела

Слова, не исключающие банкротства «Мечела», слышны из самых высоких уст – от министра промышленности, первого зампреда правительства, председателя центробанка. Это, на деле, означает, что решение правительством уже принято: государственные деятели высшего ранга подобных вещей не произносят всуе.

Словам высших начальников предшествовала солидная «артподготовка»: в поддержке «Мечелу» сначала публично отказал государственный банк экономического развития, ВЭБ. Да и высказывания крупнейших кредиторов не отличались определённостью. Начальство ВТБ, например, хотя и не выражало радости по поводу возможного банкротства одного из крупнейших заёмщиков, однако и настойчивости в отстаивании его поддержки не проявило, по меньшей мере публично. Что изо всего этого следует заключить о судьбе «Мечела»?

Банкротство столь крупной – «системообразующей», как стали говорить после кризиса 2008 года – компании касается всей страны. Припомним, и банкротством General Motors в 2009 году занимались высшие лица США, включая президента Обаму. «Мечел» не так велик, как GM, но его значение для экономики России вполне достаточно, чтобы и им занималось правительство. Одних долгов у «Мечела» на несколько миллиардов долларов, и их невыплата ударит по банкам-кредиторам, среди которых на государственные приходится большая часть.

Вопрос с «Мечелом» не был бы столь любопытен и важен, если бы он, как и банкротство GM, был отдельным печальным последствием неудачного управления компанией. Пусть и очень крупной компанией. Разумется, неудачное управление и здесь имело место: компании, управляемые правильно, не разоряются. Однако несколько причин делают его более чем особенным.

Во-первых, в России пока не случалось банкротств предприятий подобного размера: случай с ЮКОСом иной природы. Для правительства это будет первый опыт, которого оно очень опасается. Вспомним, что в 2008-2009 строго предпочитали помогать государственными деньгами промотавшимся олигархам сохранить их предприятия в собственности. И то сказать: уберёшь собственника – кого поставить на его место? Кто окажется более умелым? Кто не украдёт?

Во-вторых, «Мечел» - одно из предприятий, прошедших приватизацию 1990-х, и впоследствии поменявших собственников: г-н Зюзин выкупал свои акции за деньги на вторичном рынке. (Его первоначальное состояние было сделано на торговле углем и на скупке акций угольных шахт в Кузбассе как раз в 1990-е). Он не назначенный, но сделавший себя олигарх. Его, в некотором приближении, можно полагать эффективным собственником в прямом смысле слова, без насмешки.

В-третьих, современный «Мечел» - не только Челябинский металлургический завод, давший имя компании, но и шахты, электростанции, порты, торговые и логистические предприятия, в том числе зарубежные. Зюзин осуществлял агрессивную стратегию роста путём приобретений и поглощений, и создал настоящий вертикально комбинированный концерн.

В-четвёртых, текущее состояние «Мечела» в значительной мере возникло как следствие кредитного способа финансирования «неорганического» роста компании.

Наконец, в пятых, силы «Мечела» были значительно подорваны кризисом 2008 года, когда и начались основные трудности, приведшие к его теперешнему положению.

Сегодня, когда окончательные решения не объявлены, читатель может поставить себя на место правительства и, дав волю воображению, «поиграть» в экономическую политику, чтобы позднее сравнить свои мысли с действительным ходом событий (а можно и написать свой прогноз в Сети, подставившись под публичную критику). Вашему же покорному слуге любопытнее, какие выводы следует сделать из истории с «Мечелом», протекшей по сей день.

Для начала: если бы не кризис, стратегия Зюзина могла оказаться выигрышной. Основная трудность компании –  низкий спрос и

цены на сталь. С другой стороны, ясно, что г-н Зюзин плохо учил политэкономию (неважно, что марксистскую): циклические кризисы при капитализме были всегда, начиная с 1825 года, и ожидать, что подъём продлится более 10 лет, то есть далее 2010 года, было глупо. Задолженность же группы можно было выплатить, только если подъём середины 2000 продолжался бы года до 2020-го. Правда, банкиры, навыдававшие «Мечелу» кредитов, выглядят в данном отношении не лучше: продажа обеспечения в ходе банкротства на низкой конъюнктуре не позволит погасить задолженность целиком.

Так или иначе, деловая стратегия, успех которой значительно зависит от внешних обстоятельств, несостоятельна: это то же самое, что и игра в рулетку. Расчёт на то, что правительство всегда выручит, даже если кризис подведёт, также плохая стратегия. И не потому, что правительство может не выручить: просто подобное поведение не приносит никакой пользы экономике, даже если и защищает личное богатство. Иными словами, оправдано только такое эгоистическое поведение предпринимателя, которое совпадает с общественным интересом (о чём писал и Адам Смит, когда толковал о нравственности).

Вывод для правительства: нельзя поддерживать разорившихся предпринимателей госсредствами. Ведь немалая часть задолженности «Мечела» образовалась уже после 2008 года. Чем раньше банкротство, тем меньше убытки.

Вывод для банкиров: нельзя полагаться на обеспечение. Стоимость акций и имущества окажется самой низкой как раз тогда, когда рыночная конъюнктура разорит заёмщика. А ещё, в отдел рисков (если у банка нет исследовательского подразделения) надо обязательно брать толкового знатока циклов и кризисов. Или хотя бы справляться у знатоков экономики в университетах и Академии Наук. День кризиса предсказать нельзя, однако признаки его более или менее скорого наступления существуют.

Вывод для любителей либерализма: частная собственность - не панацея. И частные лица совершают ошибки. Должно ли крупнейшие предприятия держать полностью в собственности отдельных лиц, так что сугубо частные ошибки способны производить государственные потрясения – вопрос, поменьшей мере, спорный. (Хотя и не следует отсюда, что прямое государственное владение предприятиями лучше).

Разумеется, что банкротство «Мечела» принесёт определённые убытки, особенно теперешним акционерам. Однако, как и банкроство GM, оно не станет трагедией для экономики страны и для сотрудников группы: освобидившиеся от долгов предприятия продолжат вполне успешно работать.

Что же до вопроса о собственнике, полагаю, правительству следует срочно позаботиться о создании специального инвестиционного фонда, который выкупал бы у банков подобные предприятия (банкам возрождение банкротов не по профилю). И, по мере их оживления, продавал бы их акции на бирже или путём частного размещения, возвращая в казну использованные на вкыкуп у банков средства. При этом сначала можно выкупать активы по цене их принятия в обеспечение, чтобы не сразу вводить баки в убытки. Но впоследствии делать перерасчёт в пользу фонда, если стоимость активов со временем так и не восстановится. Всё же убытки должны принимать кредиторы, а не казна. Дело казны - выручка в тяжёлое время, с последующим возвратом всей помощи.

Руководство выкупленными фондом предприятиями можно поручать подобранным по всемирному конкурсу управляющим. При  условии, что и сами управляющие значительные для себя деньги вложат, принимая личные риски на судьбу управляемого предприятия. (И самим фондом должны управлять люди, вложившиеся в него своими капиталами, не чиновники).

Изобретать ничего небывалого не требуется. Банкротство «Мечела» - не первое в истории человечества.

Источник: expert.ru

Категория: Форекс и биржа

Похожие статьи: