Аналитик | Политика и экономика

Будет ли в России дефолт в 2015 году? Мнение экспертов

Россия, 11 декабря – Новости. Экономисты Saxo Bank обнародовали прогноз, согласно которому дефолт российских компаний по внешним займам в условиях резкого ослабления рубля – критически необходимая нашей стране мера в 2015 году.

По прогнозам главного экономиста Saxo Bank Стива Якобсона, в результате падения цен на нефть и отказа в финансовой поддержке со стороны геополитических противников России крупные компании или само российское правительство могут объявить дефолт по внешним займам. «Дефолт, наподобие того, что произошел в 1998 году, даст стране возможность обеспечить себе будущее, равно как и дипломатическое решение по украинскому вопросу», — говорится в прогнозе Saxo Bank.

Россия практически вступила в рецессию. Рубль продолжает обвальное падение по отношению к доллару и евро. По подсчетам Saxo Bank, в период с конца 2014-го по конец 2015 года российские компании должны выплатить 134 млрд долларов США по внешним долговым обязательствам.

«Валютные запасы России составляют 400 миллиардов долларов США, однако, несмотря на то что эти резервы могут помочь России выиграть немного времени, «закон Роттенберга» (закон о компенсациях из бюджета попавшим под международные санкции российским гражданам за арест или конфискацию их иностранного имущества. — Прим. ред.), интервенция для поддержания курса рубля, грядущий дефицит текущего баланса, крупный дефицит бюджета и почти полное ограничение доступа к внешним рынкам капитала означают, что эти 400 миллиардов долларов США могут превратиться в сумму, достаточную лишь для покрытия мелких расходов. Следовательно, попытка начать с нового листа, вероятно, является именно тем, что необходимо стране для ее будущего развития», — поясняет логику прогноза Стив Якобсон.

В постсоветской истории России уже был один дефолт, когда 17 августа 1998 года Россия объявила о временной невозможности платить по государственным казначейским облигациям. Массовых корпоративных дефолтов или дефолтов крупных компаний в России пока не было.

Портал Банки.ру спросил у экономистов, насколько вероятен корпоративный дефолт в 2015 году и какими будут его последствия для страны.

«Это очень опасные призывы, которые провоцируют рейтинговые агентства понижать рейтинги России»

Юлия Цепляева, директор центра макроэкономических исследований Сбербанка:

— Я не согласна с этим утверждением. Ситуация не настолько тяжелая, чтобы не платить по долгам. У нас не так велик внешний долг компаний и маленький суверенный долг, чтобы решать проблему таким путем. Все дефолты оборачиваются крайне болезненными последствиями в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Поэтому дефолт – это не самая хорошая идея. Это очень опасные призывы, которые провоцируют рейтинговые агентства понижать рейтинги России, что может привести к новой распродаже российских активов.

«Вероятность дефолта сейчас минимальна»

Екатерина Власова, экономист Citi по России и СНГ:

— В случае дефолта по внешнему корпоративному долгу российские компании полностью потеряют доступ к международным рынкам капитала, что негативно скажется на их инвестиционной активности. Однако мы считаем такой вариант развития событий крайне маловероятным по двум причинам. Во-первых, около 70% внешнего долга компаний – это долги экспортеров, которые получают выручку в долларах и, таким образом, захеджированы от валютных рисков. Второй фактор, который снижает риск дефолта, – наличие существенной подушки безопасности в виде Фонда национального благосостояния. Даже если российские компании столкнутся с существенными финансовыми трудностями, средств ФНБ, по нашим оценкам, достаточно, чтобы покрыть все выплаты по корпоративному долгу до конца 2015 года.

«Резервов может хватить на выплаты по долгам до 2018 года даже при закрытых внешних рынках»

Евгений Надоршин, главный экономист АФК «Система»:

— Вероятность дефолта по корпоративному внешнему долгу актуальна лишь для отдельных компаний, но никак не для всего корпоративного сектора. Дефолты некоторых компаний – вполне нормальная вещь в условиях рецессии. Однако рассматривать глобальный дефолт как единственный выход из ситуации я бы не стал. В моем понимании, 2015 год будет достаточно мягким в плане выплат внешнего долга. Что касается 2016-го, там надо смотреть графики выплат и источники внешних ресурсов. Пока что-то конкретное говорить рано. Кроме того, у Центробанка достаточный запас резервов, которых с учетом поступлений валюты по текущим операциям и резервов, уже сформированных корпоративным сектором, может хватить на выплаты по долгам до 2018 года даже при закрытых внешних рынках.

«В случае продолжения курса на экономическую изоляцию решение о дефолтах видится логичным»

Елена Хромова, партнер группы "БДО «Юникон":

— В последнее время все чаще звучит мнение о пользе заморозки выплат в иностранной валюте зарубежным кредиторам. В краткосрочной перспективе, конечно, такие меры могут существенно снизить давление на рубль. Однако эти действия в итоге приведут к практически полному прекращению доступа российских компаний к зарубежным, не только западным, финансовым рынкам за счет снижения странового, а за ним и корпоративных рейтингов и критического роста стоимости заимствований. Поэтому такие шаги эффективны только в драматической ситуации, когда и без них уже нечего будет терять. В случае продолжения курса на экономическую изоляцию решение о дефолтах также видится логичным.

«Для отдельных корпоративных заемщиков ситуация, безусловно, не очень радужная»

Михаил Хромов, директор Центра структурных исследований ИЭП имени Гайдара:

— Для отдельных

корпоративных заемщиков ситуация, безусловно, не очень радужная. Наблюдаемое в настоящее время падения курса рубля связано во многом со спросом на валюту со стороны тех заемщиков, кому в ближайшее время предстоят платежи по внешним долгам. В этой связи существует вероятность того, что, как и в 2008—2009 годах правительство предложит отдельным заемщикам средства для рефинансирования валютной задолженности или выступит гарантом по некоторым обязательствам корпораций, в первую очередь государственных. В этой ситуации, очевидно, возрастают риски для платежеспособности самого государства. В 2008—2009 годах из 50 миллиардов долларов, выделенных на погашение внешних корпоративных долгов, оказались востребованными только 11 миллиардов. В современных условиях спрос на валютные средства может оказаться заметно больше вследствие более значительных объемов как самого внешнего долга, так и предстоящих выплат в ближайшие месяцы и кварталы.

Самым серьезным последствием дефолтов можно считать снижение кредитного рейтинга эмитента и невозможность (или слишком высокую цену) дальнейших заимствований. Для России с учетом внешних санкций в настоящее время вопрос стоимости внешних заимствований не так актуален, ввиду крайне низких объемов самих заимствований. Однако санкции рано или поздно будут отменены, а для исправления испорченной кредитной истории может потребоваться гораздо больше времени. После кризиса 1998 года потребовалось 4—5 лет для возвращения кредитного рейтинга Российской Федерации на предкризисный уровень.

«Точечные дефолты будут происходить, их нельзя исключить даже в спокойное время»

Максим Петроневич, заместитель руководителя центра экономического прогнозирования Газпромбанка:

— Точечные дефолты, конечно, будут происходить, их нельзя исключить даже в спокойное время. Ожиданий масштабных банкротств в случае колебаний цен на нефть вблизи текущего уровня у меня нет. Ослабленный рубль поддерживает рентабельность экспортного сектора и стимулирует импортозамещение. Снижение внутреннего спроса будет носить весьма ограниченный характер. Банк России предоставляет рублевую и валютную ликвидность в значительных объемах, при этом условия предоставления валютной ликвидности лишь улучшаются.

«Такой шаг был бы губительным для репутации страны»

Елена Лысенкова, старший аналитик банка «Глобэкс»:

— Мы считаем такой сценарий маловероятным. Учитывая, что и компании, и государство имеют средства для погашения краткосрочного долга, такой шаг был бы губительным для репутации страны. Он на долгий срок изолировал бы российский бизнес от иностранного капитала, не только западного, но и азиатского. Россия же продолжает позиционировать себя как государство, открытое для инвестиционного сотрудничества с другими странами.

«По-хорошему, конечно, нужно восстанавливать отношения с Западом»

Илья Балакирев, главный аналитик UFS IC:

— Потенциально проблемы с обслуживанием долгов могут быть у ряда муниципальных заемщиков, а также, возможно, у некоторых корпораций, в том числе с госучастием. Ослабление национальной валюты еще больше утяжеляет обслуживание валютных долгов.

Скорее всего, пока речь о другом. Усиление политического давления извне может побудить руководство страны реагировать асимметрично – в частности, отказаться обслуживать внешние обязательства. Хотя бы частично. Например, в отношении держателей долгов, находящихся в странах, которые поддерживают антироссийские санкции. Фактически это не будет дефолтом как таковым, но последствия такого решения могут быть даже более тяжелыми, чем у типичного дефолта.

Вообще выходов из нынешнего кризиса несколько. По-хорошему, конечно, нужно договариваться и восстанавливать отношения с Западом, поскольку именно в таком ключе экономика развивалась все это время. Перестройка на качественно другие рельсы будет слишком болезненной. Пока руководство корпораций занимает выжидательную позицию, действуя из предпосылок о временном характере санкций и о временном же снижении цен на нефть. Потенциальный путь выхода из сложившейся ситуации предложен президентом – либерализация экономики, повышение инвестиционной привлекательности, борьба с коррупцией.

«Мы не видим причин для дефолта»

Максим Плешков, старший аналитик рейтингового агентства «Рус-Рейтинг»:

— Дефолты объявляют не потому, что «надо» или «не надо» их объявлять, а потому что не хватает денег, чтобы выполнить свои обязательства. Мы не видим причин для государственного дефолта России: государственный внешний долг в размере 53,7 миллиарда долларов США составляет около 3% к ВВП. С учетом государственного внутреннего долга наш совокупный государственный долг — около 11% ВВП.

При этом стоит отметить, что внутренний долг выпущен в рамках российского законодательства и деноминирован в национальной валюте, что не может трактоваться с точки зрения риска. Бюджет исполняется с профицитом, и мы не видим проблем с фискальной политикой в стране. Текущее замедление экономики носит структурный характер и, несмотря на высокие риски, связанные с динамикой цен на нефть в 2015 году и способностью ЦБ ограничить инфляционное давление, мы видим определенные предпосылки к укреплению эффекта импортозамещения. То есть объективных оснований для прогнозов госдефолта не существует.

Относительно формулировки «корпоративный дефолт» — такого термина или предпосылок, характеризующего дефолт всего сектора, также не существует. Дефолт может быть по конкретным корпорациям, компаниям. Совокупный внешний долг публичных компаний по состоянию на конец 2013 года был равен 729 миллиардов долларов США. Закрытие рынков Запада для российских компаний ускорило процесс снижения данного показателя ввиду невозможности рефинансировать долг на внешнем рынке. По данным Банка России, с начала 2014 года долг сократился на 50 миллиардов долларов. Платежи российских компаний по внешнему долгу в 2015 году, оцениваемые в размере около 100 миллиардов долларов, должны быть осуществлены без серьезных проблем.

Источник: www.news-usa.ru

Категория: Финансы

Похожие статьи: