Что такое дефолт и чем он грозит Украине?

В Украине участились разговоры о дефолте. Но компетентности в них мало. Они обычно сводятся к тому, что журналисты и политики запугивают этим словом украинском так же, как родители бабаем - своих детей. Такие страшилки становятся элементом регулярных массированных информационных атак СМИ на сознание наших граждан, которые затем ассоциируют дефолт едва не со всеми земными бедами.

На самом деле депутаты и министры нередко говорят о дефолте полные несуразицы, а журналисты и подавно. Это явление в целом не имеет и половины негативных проявлений и последствий, которые ему приписывают. Поэтому в истерии, которую нагнетают медиа, слабое основание.

Простые дефиниции

По определению дефолт - это неспособность вовремя выплатить проценты по займу или основную часть (тело) долга. Он возникает из-за нехватки денег (надлежащего уровня доходов) у заемщика или его нежелание выполнять свои обязательства. В Украине принято говорить о дефолте правительства по государственным (суверенным) долгом, хотя есть и другие его виды (корпоративный, муниципальный и т.д.). Важно понимать, что разовая отсутствие платежа не означает автоматической отказа от всего долга. Обычно она приводит к тому, что заемщик и кредиторы садятся за стол переговоров и договариваются о компромиссе - реструктуризацию долгов на новых условиях. Еще лет 30 назад результатом переговоров основном было простое перенесение срока погашения тела долга на несколько лет вперед, порой даже с сохранением процентных платежей (так называемый Rescheduling), однако в последнее время все чаще основную часть долга урезают (проводя так называемый Haircut).

В развитых странах, где СМИ обычно отвечают за опубликованные слова (часто в судах) и благодаря этому им доверяет публика, о дефолте говорят шепотом или называют его просто «словом на букву« Д ». Поступают так не потому, что панически боятся последствий этого явления, а потому, что на практике хорошо знают негативная публикация даже об успешном и финансово устойчивого эмитента ценных бумаг может поднять панику на рынке, привести к распродаже облигаций и в конечном итоге к собственно дефолта. Если же эта информация впоследствии окажется ложной, то издание, которое ее опубликовало будет втянуто в миллионные судебные иски, ему в конце концов придется заплатить за необдуманные слова и хорошо подумать в следующий раз, прежде чем размещать на своих страницах такие глупости.

В нашей стране журналистской некомпетентности и вседозволенности таких ограничений практически нет. Поэтому слово на букву «Д» часто лепят везде, где можно, только для того, чтобы эмоционально усилить информационное сообщение. На этой почве возникают многочисленные мифы, развенчать которые не всегда просто.

Мифы и реальность

Страшной выдумкой является то, что после суверенного дефолта страна живет значительно хуже. чем до него. Этот стереотип имеет несколько плоскостей. Во-первых, говорят, что слово на букву «Д» якобы «разрушает экономику», через него падают производство (ВВП) и занятость. Оказывается, обычно это не так. Исследование, проведенное американскими экономистами Кармен Райнхарт и Кеннетом Роґоффом для 64 стран в период 1914-2007-го, показывает, что низкий за несколько лет уровень производства приходится на год, в который объявляют суверенный дефолт. При этом большинство стран уже через год демонстрируют умеренное увеличение ВВП (средний темп прироста составляет 0,5-1,0%). Логика здесь простая: дефолт часто является следствием ряда последовательных отрицательных событий или шоков, которые случаются с экономикой, и венчает черную полосу для определенной страны, а не начинает ее. Инвесторы и рынки постепенно готовятся к нему под влиянием указанных шоков, диверсифицируя риски и перебалансовуючы свои инвестиционные портфели. В таком случае объявления слова на букву «Д» практически ничего не меняет в макроэкономической ситуации, потому что все, кто хотел, на данный момент уже вывели капитал за границу, забрали деньги из банков, продали гособлигации и тому подобное. Поэтому во многих случаях отказ правительства платить и реструктуризация долгов становятся не началом конца экономики, а «темным временем перед рассветом», поворотным пунктом в ее развитие и рост.

Во-вторых, часто думают, что дефолт приведет к неоднократному обесценивания национальной валюты. В этом есть доля правды, ведь те экономические проблемы, которые заставляют правительство отказаться платить по обязательствам, нарушают макроэкономическое равновесие и часть шока поглощает национальная валюта, курс которой достигает

новых, часто рекордных значений. За примерами далеко ходить не надо: дефолт России в 1998 году, который был неожиданным для инвесторов, привел к обесцениванию рубля более чем четыре раза только за три квартала, а реструктуризация госдолга Украины в 1998-2000-м сопровождалась неоднократной резкой девальвацией, которая в итоге привела к падения гривны в более чем два с половиной раза. Однако и здесь есть нюансы. Если объявлению слова на букву «Д» предшествует затяжной кризис, который сопровождается существенной девальвацией, то после него обесценивания нацвалюты может быть незначительным. Пример - неординарный и одновременно неожиданный дефолт Аргентины, объявлен в июле 2014-го. В течение трех лет до этого песо обесценился практически вдвое (на 98%), причем в последний год темп падения составил 49%. А вот после отказа Аргентины платить по обязательствам и сегодня песо девальвировал менее чем на 5%. То есть, как в случае с ростом ВВП, дефолт может наступить после того, как валютный курс уже нашел новое равновесное положение. Учитывая более двукратный обвал гривны в 2014-м, такой сценарий может касаться и Украины.

В-третьих, некоторые говорят, что суверенный дефолт приводит к изоляции страны в финансовом плане, потому что ей никто не хочет занимать деньги. Якобы служит причиной хронического обнищание населения, продолжается много лет. Однако и этот стереотип не соответствует действительности. В качестве примера можно привести дефолт России и реструктуризацию госдолга Украины, после которых доступ к международным финансовым рынкам открылся для обеих стран уже в 2002-м, то есть практически через два года после завершения реструктуризации. Были отдельные случаи, когда страны выходили на внешние рынки заимствований уже через год. Как доказывают аргентинский и немецкий экономисты Крусес и надо, в общем меньшие потери инвесторов в процессе реструктуризации госдолга, то скорее страна восстанавливает доступ к международным рынкам капитала. Логика здесь простая: если правительство честно и открыто ведет себя на переговорах с инвесторами, показывая, что страна действительно не имеет возможности вернуть им часть средств, но сделает все, чтобы выплатить остальное, те сохраняют доверие к такой власти и после выхода государства из кризиса готовы снова покупать ее долги. Когда руководство пользуется экономического кризиса, чтобы «кинуть» инвесторов, они просто теряют доверие к стране на долгие годы и распространяют соответствующую информацию на рынке.

Путь Украины

Итак, не так страшен дефолт, как о нем пишут, тем более в Украине. Следует отметить, что застой в экономике, который длился несколько лет за Януковича, и прошлогодняя глубокий экономический кризис. который сопровождался войной, потерей территорий, неадекватным госуправлением и отсутствием реформ, обеспечили такие макроэкономические показатели, которых не видел много стран, которые объявляли дефолт. Итак, все, кто хотел, уже готовы к тому, что слово на букву «Д» может стать реальностью для Украины (разговоры о нем с разной интенсивностью ведутся уже в течение нескольких кварталов). Поэтому в экономической плоскости, если дефолт таки объявят, последствия, не исключено, будутьы значительно меньше, чем причины и события, которые ему предшествовали. Может случиться и так, что благодаря пониманию инвесторов по договоренности сторон просто перенесут дату уплаты внешнего госдолга на несколько лет. Тогда вообще никаких последствий в масштабах страны дефолт не будет.

Однако не следует забывать и о политическом, а скорее геополитический аспект. Украина имеет огромную финансовую поддержку от кредитора, которого можно посетовать сборной названием «Запад». На сегодня он владеет 44% внешнего государственного и гарантированного государством долга, который на конец ноября составил $ 39800000000. Запад геополитический интерес в нашей стране и ведет разговоры о том, чтобы выделить нам значительно большие суммы, чем мы получали (речь идет о $ 15 -50 млрд). Есть ли смысл объявлять дефолт, учитывая, что этот кредитор крайней мере обеспечит рефинансирование старых долгов? Конечно, нет.

В то же время теоретически, если Украина не будет проводить реформ, Запад может отказаться кредитовать нас в дальнейшем. Учитывая объем и безальтернативность получаемого от него финансирование, тогда дефолт наступит автоматически, а его последствия превзойдут все события, которые Украина пережила за прошлый год вместе взятые. Но может ли такое произойти и к чему это приведет в глобальном масштабе? Вопрос риторический.

Источник: rusevik.ru

Категория: Финансы

Похожие статьи: